? Editing: Post:21.body Save Delete Cancel
Content changed Sign & Publish new content

Freedom Pride unoff

Теперь и в ZeroNet
Пока неофициально

Follow in NewsfeedFollowing

Latest comments:

Add new post

Title

21 hours ago · 2 min read ·
3 comments
Body
Read more

Not found

Спасаем капитализм от капиталистов. Томас Пикетти и его Капитал.

on Apr 23, 2019




dxb4Xe-u7yc.jpg (807x572)

В 2013 году во Франции вышла книга Томаса Пикетти «Капитал в XXI веке». В 2014 её издали на английском языке, и буквально за несколько месяцев она стала самой обсуждаемой темой в западных академиях и бестселлером по версии New York Times. Годы спустя книга дошла до широких общественных масс и получила восторженные отзывы от людей левых и умеренно левых взглядов. И это неудивительно, ведь центральная тема нового «Капитала», — тема неравенства, — уже не раз поднималась левыми в различных контекстах и под любыми предлогами. Можно сказать, что в «Капитале» они нашли формализованный и научно сформированный фундамент для своего протеста.

"Капитал в XXI веке" рассматривает проблему глобального неравенства в том смысле, в каком её понимают академические интервенционисты. И поскольку речь идет о масштабном академическом исследовании, то без цифр и матмоделей не обошлось. Центральный тезис книги, вокруг которого выстраиваются всё доказательства, можно выразить тремя предложениями:

— Когда процент на капитал превышает темпы роста экономики, возникает и углубляется социальное неравенство.

— Рост этого неравенства потенциально бесконечен. Оно может продолжаться до той степени, пока не станет напрямую угрожать социальным институтам и самой демократии.

— Чтобы предотвратить рост социального неравенства, необходимо ввести перераспределительную политику от богатых к бедным, то есть налог на капитал.

В обоснование этого приводится более полутысячи страниц сложного технического текста. Более сотни таблиц, графиков и диаграмм. Изучать подобную литературу без подготовки сможет не каждый, из-за высокого порога вхождения такие труды имеют скромный круг почитателей. Но по странному стечению обстоятельств книга Пикетти приобрела успех, которому любая другая аналитическая работа подобного уровня может только позавидовать. В мире экономистов такое происходит раз в несколько десятилетий. Так в чем же секрет?

Одно из объяснений состоит в том, что люди любят хорошо оформленную манифестацию собственных суждений и готовы поддерживать кого угодно, кто высказывает близкие им мысли. Какую-то часть людей убедить сложнее — им нужны теоретические выкладки. Но иногда хватает одного лишь наличия выкладок, вне зависимости от их содержания. Вместе все эти категории людей составляют критическую массу, которая выносит малоизвестные труды в мейнстримное русло.

Эта книга нашла обширный положительный отклик среди тех, кого не требовалось убеждать в необходимости новых налогов и перераспределительной политики. Они были убеждены в ней ещё до знакомства с Пикетти. Их интересовали в первую очередь выводы, а не доводы. Результат, а не процесс. Само перераспределение, а не обосновательная база, на которой оно стоит.

Стоит сразу оговориться, что аллюзия в названии на главный труд Маркса не должна вызывать ложных связей. Интервенционизм и его доводы полностью противоположны марксизму. Если марксизм стремится к демонтажу системы капитализма, то интервенционизм обходится вмешательством в те её сферы, которые считает несовершенными. То есть занимается обыкновенной ревизией. Неравенство по Марксу и неравенство по Пикетти это две разные концепции, из которых их авторы выводят противоположные друг другу политические рекомендации. Поэтому вдвойне странно видеть как «Капитал в XXI веке» время от времени превращается в руках социалистов в доказательство их правоты.

Справедливости ради, не все социалисты согласны с Пикетти в его выводах. По мнению некоторых из них налог на капитал это полумера, и экономике требуются более масштабные изменения. К примеру полная национализация всех отраслей и контроль за ценами и объемами производства. То есть, несмотря на довольно продвинутую риторику социальной справедливости Пикетти умудряется получать в свой адрес не только критику «справа», от либералов и либертарианцев, но и критику «слева», от социалистов.

Кстати, по собственному признанию Пикетти в одном из интервью, Маркса он не читал.

Пикетти утверждает, что при превышении ставки дохода на капитал над темпами экономического роста наблюдается увеличение экономического неравенства. Этот тезис выражается той самой формулой: r > g, где r это доходность капитала, а g это экономический рост. Здесь уже в неявном виде содержится допущение о том, что богатство может автоматически преумножать само себя. Потому что только при наличии «самовоспроизводящегося» капитала эта формула становится универсальной и верной. Если же мы считаем капитал «несамовоспроизводящимся» (каким он и является) формула теряет универсальность и статус непреложного закона, а с ними и всякий смысл.

Поясним сказанное, сославшись на теорию предпринимательства Кирцнера и на «Социализм» Мизеса. Оба австрийца отмечают, что успех бизнесмена не гарантирован и зависит от грамотного применения факторов производства. Размещение и инвестирование капитала всегда предполагает риск и требует от его владельца алертности, то есть способности быстро реагировать на изменение спроса. Целые штаты экономистов на крупных производствах занимаются изучением тенденций рынка. По управлению предприятиями в условиях риска и неопределённости написаны целые библиотеки. В конце концов чем ещё занимается market-research и риск-менеджмент, как не защитой капиталов от убытков? В экономике, где капитал преумножает сам себя, не остаётся места ни предпринимательству, ни фактору прибыли, ни фактору убытков, ни даже рискам. Подобные допущения уместны разве что для статических моделей равновесия, но речь же шла о реальных рынках?

Давайте в порядке дискуссии уступим Пикетти этот ход и предположим, что он действительно прав. Таким образом мы не выйдем за пределы описываемых им понятий и сможем изучить его доводы "изнутри". Допустим, капитал умеет самовоспроизводиться, и неравенство углубляется, когда процент на капитал превышает темпы роста экономики. Можно заметить, что эмпирически эта зависимость хорошо наблюдается в Канаде, но совсем не прослеживается в США.





Qb7QZHDzDZI.jpg (770x461)





AwGXBvv0u34.jpg (770x461)

Зададим вопрос в общем виде: пусть имеется некая экономическая система, где процент значительно превышает темп экономического роста. В этом случае, по Пикетти, происходит изменение структуры доходов и состояний в сторону роста неравенства. В переводе с экономического на люмпен-пролетарский: «богатые – богатеют, бедные – беднеют».

Но в чем выразится это неравенство? Мы утверждаем, что повысится доля сбережений, потому что при прочих равных условиях более обеспеченные люди склонны сберегать больше, чем менее обеспеченные, а рост неравенства прямо означает повышение доли дохода, сосредоточенной в руках «богатых». Далее происходит следующее:

1) Повышение доли сбережений у "богатеньких" сдвигает кривую предложения на рынке заёмных средств вправо-вниз. Это приводит к снижению равновесной ставки процента.

2) Изменение структуры доходов ведёт к изменению структуры временных предпочтений. Так как большее число средств оказывается в руках обеспеченных людей, в целом более «дальнозорких», средняя ставка временных предпочтений падает, а за ней понижается и рыночная ставка процента.

Более того, рост неравенства и концентрации капитала будет снижать ставку процента даже в объективистских теоретических моделях экономистов-неоклассиков. В них процент, будучи связанным с «предельной производительностью капитала», в силу закона убывающей отдачи также должен падать при концентрации богатства и укрупнении состояний.

Данных объяснений уже достаточно, чтобы отвергнуть предположение Пикетти о том, что процесс углубления неравенства может идти бесконечно долго, до тех пор, пока положение бедных не станет катастрофическим и пока неравенство не будет угрожать социальным институтам. Вместе с углублением неравенства снижается и процент, пока оба этих показателя не сравняются. Это процесс с отрицательной обратной связью, то есть затухающий, приходящий в равновесное состояние.

Но как снижение ставки процента влияет на другие сферы экономики? Если посмотреть на производственную структуру (модель «треугольника Хайека»), то можно увидеть как низкий процент приводит к возникновению новых стадий производства, повышению «окольности» производственных процессов, к выбору более длительных, но более эффективных технологий и увеличению темпов экономического роста.





NJ_bakbMS7w.jpg (642x517)

Превышение ставки процента над темпами роста – ситуация неравновесная и, следовательно неустойчивая. В ходе динамического рыночного процесса она стремится к самоликвидации сразу с двух сторон:

1) Рост экономического неравенства увеличивает долю добровольных сбережений и снижает ставку процента.

2) Высокая доля сбережений при низкой ставке процента повышает «окольность» производственных процессов и ускоряет экономический рост.

При этом не нужно быть «австрийцем», чтобы понимать это: пример Канады показывает, что эти взаимосвязи весьма чётко наблюдаются эмпирически.





OlSIJK7zDGE.jpg (621x519)





py7jZvL11CU.jpg (621x496)

Что же можно сказать о мерах экономической политики, предлагаемых Пикетти? Его интервенционистские решения будут иметь прямо противоположный эффект. Снижение процента ниже равновесного уровня вызовет кредитную экспансию, а та запустит экономический цикл, и в долгосрочном периоде приведёт к концентрации ошибочных инвестиций и замедлению темпов экономического роста (вплоть до отрицательных значений), что, в свою очередь, ускорит рост неравенства, приводя к результатам, обратным ожидаемым. А вот политика свободного рынка не вносит в экономические системы никаких дисбалансов, даже если мы примем за истину центральный довод «Капитала». Налог на капитал, направленный на преодоление неравенства, улучшит ситуацию в краткосрочном периоде, но ухудшит в долгосрочном. После небольшого подъема последует глубокий спад.

Политические рекомендации Пикетти это попытка вылечить обморожение холодными компрессами, а малокровие — кровопусканием. При том что наш условный пациент, в виде глобальной экономики, не поступал ни с какими диагнозами и ни на что не жаловался.

После такого анализа следовало бы ожидать, что и выводы о "Капитале" окажутся нелестными. Но нет. Ирония заключается в том, что интервенционисты и либертарианцы имеют общие корни, уходящие в далёкое прошлое. Обе категории этих людей принадлежат к так называемой традиции «спасения капитализма от капиталистов», которая почти сто лет устанавливает рамки дискурса в мейнстримной экономике. Экономисты, работающие в рамках этой традиции, декларируют примерно следующее:

«Существует рыночный механизм, который работает, несмотря на все свои несовершенства, и увеличивает наше благосостояние. Мы можем оптимизировать его так, чтобы росту нашего благосостояния ничего не угрожало»

Это то, в чем сходятся и либертарианцы, и интервенционисты. А в чем они расходятся, так это в методах. Метод либертарианцев — саморегуляция и самооптимизация рынка усилиями частников. Метод интервенционистов — регуляция извне, со стороны государства.

Когда Пикетти пишет об ужасающих темпах неравенства, он частично повторяет тезисы либеральных и австрийских экономистов, критикующих т.н. «кумовской капитализм» (crony capitalism), при котором степень твоего богатства зависит не от умения грамотно разместить факторы производства на рынке, а от родственных и деловых связей с высокопоставленными чиновниками. Чтобы не дать кумовству поглотить капитализм, необходимо принимать меры, считают пикетианцы и либертарианцы. У Пикетти эти меры сводятся к уменьшению рычагов влияния богатых на бедных. Либертарианцы в этом смысле более последовательны, они предлагают уменьшать рычаги влияния государства на рынок и ликвидировать политическую централизацию, которая любит произрастать куда не надо. Разницу можете увидеть на этой старой картинке, которая тут весьма кстати.



fq0ojEszCqg.jpg (807x445)

«Капитал в XXI веке» это хороший пример работы в традиции «спасения капитализма от капиталистов», в рамках дискурса которой оказалось большинство мейнстримных экономистов: от Дугласа и Кейнса до Раджана и Зингалеса (авторов одноимённой книги). Во многом опасения Пикетти о том, что растущее неравенство может повредить институциональным основам рыночной экономики, вторит знаменитому примеру Асемоглу и Робинсона о Венеции, где становление закрытой элиты, сформировавшейся в том числе за счёт увеличивающегося имущественного расслоения, значительно замедлило дальнейшее экономическое развитие. Поэтому центральная тема и доводы нового «Капитала» далеко не новы.

Либертарианцы и другие люди правых взглядов могут ошибочно принять Пикетти за «нового Маркса» или за левака-радикала, ненавидящего рынок. Но это не совсем так. Экономисты традиции «спасения капитализма от капиталистов», напротив, любят рынок настолько сильно, что стремятся всячески обезопасить его от внешних и внутренних угроз. В критической ситуации они предпочитают "отсечь рынку его палец, чтобы спасти его невидимую руку". И в своём радикализме они похожи на либертарианцев, готовых пойти ва-банк и отказаться от такого традиционного института, как государство, чтобы свободный рынок раскрылся в полной мере.

Проблема состоит лишь в том, что никаких критических ситуаций на самом деле нет, а рынку рубят его пальцы почем зря. То же самое неравенство по Пикетти это частная проблема, не имеющая парадигмальной значимости, которую ей приписывают. Как мы могли видеть на примере с понижающейся ставкой процента и Хайекианским треугольником, она решается силами самого рынка. Иными словами, рынок не может породить проблему, которую не в состоянии будет порешать.

Почему мы утверждаем, что рынку не угрожают факторы, порождаемые им самим? Потому что в ходе конкуренции на рынке практически не остаётся таких стратегий, размещений факторов производства и побочных эффектов, которые не вписывались бы в оптимальное распределение по Парето. Остаются лишь оптимальные стратегии и те побочные эффекты, убирать которые оказывается себе дороже. В таком случае паникёрство пикетианцев и других интервенционистов оказывется напрасным, а их методы — вредительством.

Но несмотря на это, Пикетти и его команду можно только поблагодарить за титаническую работу по формированию большой выборки сопоставимых данных по неравенству в различных странах мира. Любой человек, когда либо интересовавшийся проблемой, знает, насколько фрагментарны существующие данные и какой короткий промежуток времени они охватывают. В качестве приятного бонуса к статье прилагается файл, в котором любой желающий сможет с помощью простой модели симулировать развитие гипотетической экономики до гипотетического 2068 года и на наглядных графиках проследить взаимосвязь между экономическим ростом, реальной ставкой процента и неравенством.

0 Comment:

user_name1 day ago
Reply
Body
This page is a snapshot of ZeroNet. Start your own ZeroNet for complete experience. Learn More